Хочу заняться сексом с 10 мужчинами

Нажмите на фото: 
фото девушки, которая хочет заняться сексом с 10 мужчинами
Попка девушки, которая хочет заняться сексом с 10 мужчинами

Порно рассказ о групповухе девушки с десятью мужиками. Пока что это фантазия, которую малышка пытается воплотить в жизнь!

У меня не самая лучшая камера, поэтому прошу прощения за некачественное изображение снимков. У меня есть одна сексуальная фантазия, о которой я уже раз вам писала – если помните о сеансе массажа. Еще одна моя фантазия о том, что я бы хотела заняться сексом с 10 разными мужчинами. Я бы занималась с ними сексом по очереди. Пока член одного будет у меня во рту, другой член будет у меня в вагине, третий в анальном отверстии… кто-то будет мастурбировать мне на грудь… Я хочу заниматься сексом на протяжении всей ночи. Чем дольше, тем лучше. Два члена у меня во рту… они все во мне… все по очереди кончают на меня, на мое лицо, грудь, попу и спину…. Мне нравится смотреть порнофильмы с групповым сексом… они меня сильно возбуждают и я всегда мечтаю оказаться в роли главной героини… это определенно меня возбуждает. Буду продолжать мечтать об этом, пока в один прекрасный день моя фантазия не воплотиться в реальность… всем удачи и желаю, чтобы все ваши сексуальные фантазии стали явью.

 

4 комментария on "Хочу заняться сексом с 10 мужчинами"

Аватар пользователя Дмитрий

Опубликовано чт, 01/09/2014 - 11:37 пользователем Дмитрий (не проверено)

Отличная фантазия)) может попытаемся её воплотить?))
Аватар пользователя All

Опубликовано чт, 02/06/2014 - 14:24 пользователем All (не проверено)

Я предполагал, слышал о подобных желаниях девушек. Знал, что они не единичны. Оказывается, многие девушки мечтают о сексе с двумя-тремя парнями одновременно. Но о сексе с несколькими парнями сразу... Думаю, что такое желание возникает у немногих. Я знал девушек, которые любили целоваться одновременно с несколькими парнями. Конечно, это не были поцелуи любви. Это были просто возбуждающие поцелуи. Эти девчонки любили, когда их лапали. Когда два, а то и три парня одновременно трогали их за разные места, включая груди, попки, ляжки и даже письку. Но я полагал, что это детско-юношеские желания, которые доставляют удовольствие от возбуждения при тесном общении. Я знал двух таких девчонок, которым нравилось играть с пацанами в различные игры спортивного характера. там присутствовала и детская возня, в процессе которой применялись различные захваты, зажимы,(конечно, не до болевого), во время проведения которых были и прикосновения их рук к нашим писькам и попкам, и, конечно, наших к ним. И, когда они играли в спортивной одежде, и когда были в коротеньких, мягких шортиках. Более того, если поначалу это была просто возня ради победы, или выигрыша,(например, завладеть каким-нибудь предметом у противной стороны. А играли трое на трое, или четверо против четверых, двое против двоих). В процессе игры бывали случаи, когда штанишки сползали ниже нижнего предела, оголяя заветные места. Со временем подобные случаи стали учащаться. Более того, девчонки старались ухватить нас за штаны так, чтобы потом обязательно их стянуть. Причем, стянуть до колен, чтобы видна была попка и писька. Мы отвечали тем же. В пылу борьбы часто наши руки оказывались именно в тех местах, где можно было как бы нечаянно прикоснуться к письке,(сисек тогда у них еще не было), или к попке. Но не всем девочкам нравилось участвовать в борьбе. Многие были не против спортивных занятий и состязаний, играли в различные групповые игры, особенно летом, оказалось, но больше нравились акробатические упражнения, где можно было одно и то же упражнение выполнить лучше, чище, чем другие. И многие девчонки предпочитали играть в такие игры, чем бороться с пацанами и получать синяки и ссадины. Более того, оказалось, что девочки тоже отдавали предпочтение некоторым мальчишкам, с которыми они могли возиться в тесном контакте, а чтобы их трогали другие пацаны-категорически не хотели. И когда такое разделение стало явным-публичные игры такого плана почти прекратились, за исключением двух девочек. Остальные перешли на акробатику. Например, потрогать девочку за попку было нехорошо и она могла зареветь от обиды. Но выполнить поддержку, или страховку при выполнении упражнения, во время которой можно было свободно держать девочку за попку- было нормально. И оказалось, что с некоторыми мальчишками они были согласны делать такие упражнения, а с некоторыми-ни в какую. Потом, когда наступила осень, а за ней зима, эти игры не прекратились, а получили новое развитие, новый толчок. Пока родители были на работе, мы могли собраться у кого-нибудь дома и заниматься этими играми. Чаще собирались там, где позволяло место, у кого была большая комната. И так уж получилось, что чаще всего собирались у нас. Собирались почти все девчонки, большинство из которых были подружки моей младшей сестры. Сплетен не было, потому, что среди участников это были просто обсуждения, а тем, кто не захотел это было не интересно. Пацаны об этом не знали, потому, что не участвовали. Поэтому лишнего трепа не было. Поначалу занимались в спортивной форме, иногда, а когда было тепло и даже жарко, занимались в шортиках и трусиках. И в процессе выполнения некоторых упражнений прикасались друг к другу в различных местах. В том числе и тех, которые вызывали интерес. И упражнения придумывали такие, чтобы было побольше контакта. Это нравилось и им, и мне. Малышня об этом даже не подозревала. С ними делались простенькие упражнения, их чаще ставили на верх. А более контактные упражнения были со взрослыми девочками-подружками сестры. Особенно в те дни, когда она уходила в музыкалку или на кружки. Особенно это понравилось одной ее однокласснице. Она приходила со своей младшей сестрой. И все чаще или снимала спортивный костюм, или приходила вообще без него. И мы занимались в трусах. При этом контакт был настолько близким и настолько плотным, а упражнения все более смелыми, что не только мое, но и ее возбуждение было заметно. А упражнения все больше походили на откровенную демонстрацию и ощупывания, которых я тоже не избегал, делая вид, что, как будто так и надо, и я не придаю этому значения. И девчонки уже смелее шли на контакт, смелее притрагивались к моей письке, не только ощущая, но и видя, что она становилась несколько иной от первоначального состояния-и больше, и тверже. Я в свою очередь притрагивался к ним и они тоже не шарахались, а отвечали взаимностью, стараясь сразу же после моего прикосновения, самим притронуться ко мне. Причем три одноклассницы моей сестры смело шли на контакт. И так же, как и малышня, вскоре стали играть,(я бы назвал это больше игрой, хотя многие упражнения были на гибкость и ловкость), снимая трико, футболки и майки. Я делал то же самое, чтобы не выделяться. Правда, сисек у них тогда еще не было. Только у одной девочки были припухлости, но она тоже играла в одних трусиках. Часто мы прерывали занятия на отдых и устраивали игру в жмурки. Но мало было коснуться, надо было поймать и угадать, кого поймал. Если ошибался, то продолжал водить. Чаще водил я. И, хотя определить было можно, к тому же под повязкой была щель и кое-что было видно, я старался ошибаться. Мы часто собирались втроем, без малышей. Они уже знали, что никто трепаться не будет, никто не проболтается, и когда моя сестра уходила на занятия, или кружки, наше общение было особенно откровенным. К их груди я старался не прикасаться, потому, что трогать там было нечего, а для них прикосновения уже были болезненными. Поэтому больше доставалось их попкам и писькам, с которыми и я, и они сами весьма интенсивно контактировали, не обходя стороной и меня. Я делал вид, что так и должно быть, хотя реагировал весьма быстро и заметно, и нельзя было сказать, что я этого не замечал. Они это тоже понимали, но продолжали идти на контакт, потому, что это было им интересно, это их тоже возбуждало, Я не уворачивался. Со временем приходила смелость. То, что вчера было новым, сегодня становилось обычным. И вскоре мы уже смело трогали друг друга за письки и попки, делая те, или иные упражнения, выполняя поддержки или страховку. Более того, однажды я почувствовал, как одна из них уже никак не случайно, при прикосновении откровенно сжала ладонь, обвив пальцами мой член и пару раз стиснула его. Он тут же откликнулся на ее прикосновение. Тогда я придумал такое упражнение, при выполнении которого она должна была стоять спиной ко мне, руки сзади, а я просто прижимал свой член к ее ладоням. Делая вид, что поудобнее переставляю ее руки, я передвигал ее ладошки, давая ей получше потрогать его. И однажды она не выдержала и просто откровенно сжала его рукой пару раз. Тогда я решил повторить упражнение. В такой ситуации долго делать вид, что ничего не происходит было уже невозможно.. Если по ним определить их возбуждение было не так просто, то по мне это было заметно сразу: плавки сразу оттопыривались, рельефно обрисовывая восставший член. И, хотя мы ни разу об этом ничего не говорили, все и так было понятно. Просто из "ничего особенного не происходит", перешли в "так и должно быть". Они видели, что возбуждают меня своим видом, своими прикосновениями, и это нравилось им еще больше. И мы переходили ко все более смелым упражнениям и играм. И в той ситуации я просто взял одну руку девочки и засунул под резинку своих плавок. Она тут же обхватила голый напряженный член рукой и сояла, как ни в чем не бывало. Только я почувствовал, как она задрожала. После чего я уже смело прижимался своим возбужденным членом к их попкам, ногам, бокам, животам, спине, позволяя чувствовать его различными частями тела. Особенно им нравилось прижиматься попкой и передом. Со временем мы переходили ко все более эротическим играм. Они уже не стесняясь прикасались к моему возбужденному члену, а иногда даже попадали руками под плавки. После чего я тоже осторожно стал нырять рукой им под резинку трусов. Сначала немного, потом все глубже. И все плотнее прижимал руку. Одна девочка жила недалеко от нас и приходила постоянно. Две других подружки жили подальше и иногда не приходили, и тогда мы были вдвоем,(когда сестра была на занятиях). И в один из таких дней, когда она должна была стоять прижавшись ко мне попкой, а потом заводить за спину руки и трогать мой член, а я в это время должен был обнять ее и нырнуть под резинку ее трусиков спереди, я взял ее руки и медленно засунул себе в плавки, после чего обнял ее и нырнул в ее трусы. Она сразу сжала руками мой член, после чего я тоже не остановился, сунув руку в ее трусы, а скользнул дальше, сунув руку ей между ног, накрывая ее большую письку рукой, раздвинув при этом средним пальцем ее мягкие, нежные валики больших губ, скользя между ними до тех пор, пока не почувствовал, как он теряет опору и проваливается в глубину. Она крепко вцепилась рукой в мой член и стояла не шевелясь, ожидая, что будет дальше. А я не стал торопить события и заскользил обратно. И не зря! Я тут же почувствовал, как твердая горошина, выпирающая в самом начале ее письки упруго и беспорядочно задергалась, то напрягаясь и опускаясь вниз, то ослабевая и возвращаясь на место. Мне это стало интересно. Она стояла не шевелясь, только крепко сжимала рукой член. Я снова скользнул пальцем вниз, плотно прижимая его к ней и снова потянул обратно вверх. И снова горошина судорожно задергалась под пальцем. Она не сопротивлялась. Я почувствовал, как она вся напряглась и задрожала. И тогда я принялся водить пальцем, не переставая. Она закрыла глаза. Ее щеки раскраснелись, она засопела, втягивая носом воздух. Потом расставила пошире ноги, чтобы моя рука свободнее входила ей между ног, а рукой стала скользить по члену, судорожно его сжимая, что мне несказанно нравилось. Я положил свою руку поверх ее руки и показал, что надо делать чуть быстрее и дальше. Она в свою очередь положила свою руку на мою. Я подумал, что она сейчас уберет ее, что ей стыдно, но она не убрала, лишь прижала ее. Я почувствовал, как она дрожит. Это могло значить только одно-ей это нравится и она хочет, чтобы я продолжал. Я не отрываясь, стал скользить пальцем быстрее, просовывая руку глубже между ног и заныривая пальцем в ее горячую, ставшую вдруг мокрой щелку. Я увидел, как она открыла рот, часто, часто задышала, сильнее вцепилась в мою руку и сдвинула ниже, останавливая движение. И тут я заметил, что она вся дрожит мелкой дрожью, а ноги ее согнуты в коленях и трясутся. Я уже знал, что это означает-она кончила от моей мастурбации. И сама она тоже часто мастурбирует, потому, как перед финалом быстро, быстро задергала мою руку своей рукой, ускоряя движение пальца по горошине. Я сильнее прижал ее к себе, давая почувствовать напряжение своего члена. И она приняла мое предложение. Как только она немного успокоилась, то принялась двигать рукой, скользя по члену. Я снова прижал руку к ее пухлой писечке, снова раздвинул валики и снова начал дразнить ее клитор. Она быстро откликнулась и так же быстро достигла оргазма. Я не стал ее терзать, сдвинул руку вниз и всунул палец в щелочку. Она зажала мою руку бедрами так, что я не мог ей двигать. Зато я мог шевелить пальцем, вынимая его из мокрой щелки и снова всовывая его обратно, погружая в горячую, скользкую жижу. И тут, неожиданно даже для себя, я вдруг высвободил свой член от ее объятий, вынул его из плавок, опуская резинку под яйца, оттянул большим пальцем резинку ее трусов, просунул под нее головку члена, сдвинул членом резинку вниз, приспуская ее трусики и всунул член сзади между ее бедер, просовывая как можно дальше вперед. Вскоре уперся головкой в свою руку. Быстро оторвал ее от ее нежной письки, подхватил пальцами высунувшийся спереди член, плотно прижал его рукой к ее письке, раздвигая губы и замер в ожидании ее реакции. Она тоже замерла, видя, что я остановился. Тогда я стал осторожно, маленькими толчками двигать член взад-вперед, скользя по ее письке, при этом не всовывая его в ее щелочку. Ей это понравилось. Она раздвинула ноги и стала приспосабливаться к движениям. Слегка нагнулась вперед, а я увеличил длину скольжения и член стал доставать до ее горошины, которая снова чутко откликнулась на скольжение члена. Ее возбуждение усилилось еще и потому, что она впервые чувствовала не свой палец, и даже не мой, а совершенно новый для нее предмет. И это был настоящий член, который легко скользил по ее мокрой киске, плотно вжимаясь между губ, накрывая клитор! Она схватила мою руку, но я высвободился, взял ее руку и положил сверху на член, показывая, с каким усилием надо прижимать. Она приняла эстафету, а я, освободив руку, вынул ее, приспустил еще ниже ее трусики, взял ее руками за талию и, выпрямившись, принялся интенсивно двигать бедрами, проталкивая член как можно дальше, чтобы он подольше скользил по ее горошине. Я чувствовал, как член выскальзывает из нее, упираясь головкой в ее ладонь. Не арошло и пол-минуты, как она снова затряслась, выпрямляясь, делая недостижимым клитор для головки. Я продолжил двигать ее между ее губ, он она остановила. Я не стал настаивать. После чего развернул ее лицом к себе. Она стояла опустив голову и закрыв глаза. Я приподнял ее лицо кверху, но глаза она не открыла. Я наклонился к ней и поцеловал в губы, обнимая рукой за дрожащую спину. Правой рукой взял член и снова направил его ей между ног, но уже спереди, и когда он вошел между ее скользких, липких бедер, остановился, обнял ее уже двумя руками, опустив ладони на ее голенькую попку и замер, целуя ее в губы. После этого она стала самой благодарной, самой преданной, самой отзывчивой подружкой, соглашаясь на самые разные эксперименты, доверяя безгранично, будучи уверенной, что ничего плохого я не сделаю. В тот же день я пошел к двум другим подружкам. Я застал их вместе у одной из них Они жили в маленьком домике. Дома была ее бабушка, которая дремала на печке. Подружка провела меня в свою комнату. Там я увидел и другую подружку-крупную девушку с глазами-маслинами. И тут я обратил внимание на то, что обе они были в тонких халатиках, а трусы и колготки лежали на кровати около спинки. Я не подал вида. Но, когда мы сели, я сразу обнял худенькую малышку, которая здесь жила с бабушкой, откинулся на кровать, увлекая ее за собой и как бы случайно скользнул по ее голой ноге, сдвигая халат. Она была без трусов, чем я сразу же воспользовался, втискивая руку между плотно сжатых ляжек. мне это удалось и я сразу же всунул палец ей между губ, накрывая им клитор и принялся двигать им, возбуждая ее. Она пыталась сопротивляться, но боялась разбудить бабушку. А я, удерживая ее на кровати одной рукой, другой возбуждал ее, скользя пальцем по клитору. Она поняла, что сопротивляться не стоит, так лучше и создавая видимость сопротивления, схватила меня в ответ своей рукой за штаны, нащупывая член. Ее подружка навалилась на меня с другой стороны, и двумя руками просто стянула с меня штаны вместе с трусами до самого низа. После чего они вдвоем набросились на мой член, вцепившись в него двумя руками. Я перестал сопротивляться, откинулся на спину, закинув руки за голову. Они вдвоем склонились над ним, разглядывая и ощупывая его без сопротивления и препятствий. Они поочередно брали его в руки и принимались дрочить, то медленно, то быстро. Я притянул их поближе к себе, сунул руки им под халаты, просовывая под их попками, нащупал их письки, раздвинул губы и принялся теребить клиторы. Им понравилось. Они не отрывали рук от члена, ощупывая его, теребя, подрачивая, а я теребил и теребил их отвердевшие, отчаянно дергающиеся горошины. Из их щелок уже рекой текла горячая, скользкая влага, но они были увлечены торчащим перед глазами членом и возможностью его трогать, получая возбуждение в собственных письках. Т уже через минуту каждая накрыла мой палец своей рукой, стараясь удержать от шевеления, отодвигая при этом подальше свою попку. Пользуясь тем, что они не хотят разбудить бабушку, но не отказываются от игры, я переключился на хуженькую подружку, обхватив ее двумя руками за талию, я снова просунул руку под ее попкой и, нащупав ее письку, снова принялся скользить по клитору, иногда загибая палец и всовывая его в скользкую щелочку, иногда доставая до перегородки. Она напрягалась, упиралась руками в меня, но не отодвигалась и я продолжал теребить ее клитор, удерживая ее наполовину на спине, наполовину на боку. Вскоре она всхлипнула, вцепилась двумя руками в мою руку, которая была спереди, но с задней поделать ничего не могла и, набрав полную грудь воздуха, широко открытым ртом, скорчила гримасу и тихонечко и протяжно еле слышно запищала, дергая ногами, пытаясь остановить движение моего пальца. Я сразу остановился, чтобы она не вскрикнула громко. Всунул палец в щелку, пошевелил им там и неожиданно переключился на вторую подружку, привстав и наваливаясь на нее всем телом, прижимая к подушке ее голову своим туловищем. Обхватил руками ее за талию, задрал халат, оголяя бедра и письку. Обнял ее одной рукой, как только что делал с ее подружкой, а вторую попытался всунуть ей между ног и дотянуться до клитора. Но она плотно сжала ноги и всунуть руку между ее напряженных бедер никак не удавалось. Тогда я подсунул руку под нее и довольно легко проник сзади. Она попыталась напрячь бедра и выгнуться вперед, отодвигая письку от моей руки, движущейся сзади, но я тут же всунул палец спереди, раздвинув губы и дотянувшись до клитора. Она снова согнулась, отодвигая попку нащад, но тут другой рукой я втиснулся между бедер и снова пролез вглубь, пробравшись к клитору. Она поняла, что я все равно доберусь, схватила меня рукой за член и принялась его выкручивать. Стало больно, но от клитора я уже не отставал. Я тер его, двигая палец во все стороны, в какие только было возможно, и она, наконец, сдалась. Ее подружка подползла к ней, расположилась с другой стороны, обняла и стала гладить по шее, просунув другую руку ей под попку. Я понял, куда она нмцелилась и чуть сдвинул руку. Она сунула ладошку ей в попку, между булок, а я продолжал гладить ее клитор. И уже через минуту она, крепко вцепившись в мой член, дергала ногами, подкидывая бедра, пытаясь увернуться от настойчивого пальца. Подразнив ее еще немного, я остановился. И вдруг худышка сказала:"Что-то она сегодня спокойно кончила. Обычно она буйная. И я понял, что они давно играют друг с другом. На следующий день мероприятие не могло состояться-сестра была дома. Но, прежде, чем расстаться, я позволил им поиграть с моим абсолютно голым и беззащитным членом, который они теребили руками, прижимались щекой, и, наконец, осмелились прикоснуться губами и взять в рот. И тогда я пригласил их на наши обычные встречи на другой день, когда мы сможем быть одни. То же самое я предложил и подружке, которая жила рядом. И мы, еще немного стесняясь вначале, начали обниматься но все же они были в трусах. Тогда я сказал, что это не правильно, что меня они и видят и ощущают, а я их нет. После чего сначала принялся бороться с одной, снимая с нее трусы, потом с другой. Тогда они втроем навалились на меня и сняли трусы с меня. А уже потом без сопротивления самая сильная девочка позволила мне снять трусы с нее. Я поцеловал их по очереди сначала в губы, а потом нагнулся и стал целовать в еще безволосые мягкие треугольнички внизу живота. Они сами раздвигали ноги, позволяя мне беспрепятственно проникать в их сокровенные места. При первых де поцелуях их охватила дрожь. Но это было так приятно, что они наслаждались ею, позволяя их щупать и раздвигать им письки. И первый оргазм накрыл их довольно быстро. После чего они принялись развлекаться с моей игрушкой. Они поочередно садились сверху, раздвигали пальцами свои письки, плотно садились ими на член и начинали скользить, имитируя половой акт. Я тоже не мог долго сопротивляться и тоже пару раз нырнул с головой в это сладкое чувство оргазма. Когда прошла первая эйфория, они стали приспосабливаться, беря член руками, прижимая его к своей письке и двигая им, раздвигая губы и прижимая к мокрой щелочке. Особое удовольствие им доставляло прижимать головку к отверстию, словно вставляя в него пробку. Они пытались всовывать его и поглубже, но не дальше, чем до перегородки, закрывающей доступ в глубину. Ну и что ж! Нам тогда хватало и этого! Мы кончали по несколько раз, мастурбируя друг другу наши утомившиеся письки, но не могли успокоиться, пока не иссякало отпущенное нам время. Каждый раз они с интересом наблюдали,раздрачивая мне член, как из него иногда брызгала слабая струйка, а иногда просто появлялась их дырочки прозрачная капелька. И только после этого принимались за наши игры. Мы пробовали разные позы, помогая друг другу. Девчонки старательно вылизывали друг другу письки, доводя друг друга до изнеможения. И меня не оставляли в покое, уже смело, без стеснений беря член в рот, облизывая и обсасывая его до тех пор, пока я не начинал корчиться от сладостных ощущений щекотки. После чего я прикладывался к каждой, делая, как умел, но им нравилось и они быстро начинали подкидывать бедра, отодвигая меня от своих прелестей. Успеваемость у нас, конечно, снизилась. Но никому и в голову не могло прийти-от чего! А мы продолжали резвиться, наслаждаясь первыми прелестями запретных плодов!
Аватар пользователя Алл

Опубликовано чт, 02/06/2014 - 23:27 пользователем Алл (не проверено)

А события, которые для этой подружки пока являются фантазией, в реали случились с девушкой, с которой я встречался и почему-то решил, что мы будем с ней вместе.Поначалу все складывалось хорошо. Мы познакомились, она мне понравилась, мы подружились, стали встречаться. Жили мы на разных этажах в общежитии, но часто проводили время вместе. И вскоре она осталась ночевать у меня. Я был счастлив. Мы не заснули до утра. Я излазил каждый сантиметр ее тела! Я целовал ее большие груди, сопровождая поцелуи массажем рук! Я целовал ее большие, пухлые губы и вместе и порознь, втягивая их в рот! Я играл язычком с ее тонкими лепестками, приводя ее в восторг, заставляя течь практически непрерывно! Я нкрывал ее горошину, доводя ее до экстаза буквально за минуту. Она получала от этого по несколько оргазмов подряд за несколько минут и умоляла прекратить, и дать ей отдохнуть. Я несколько раз нырял членом в ее дырочку, даставляя блаженство не только ее дырочке, но и ее небольшой, круглой, твердой груше, расположенной за ее донышком. Я долго не решался попросить у нее ее шоколадную дырочку, к которой мог прикасаться, кода она принимала позу "А-ля-ваш". Я даже попытался несколько раз проникнуть в нее пальцем, но она каждый раз просила не делать этого. При этом за все время она лишь пару раз прикоснулась губами к моей головке, когда сжимая мой отвердевший член в своей руке, призывала его немного отдохнуть. Мы уже почти все время были вместе. Лишь иногда мы ночевали каждый в своей комнате. Почти не было ночи, чтобы я не нырял в ее щелочку. Даже когда она спала, я пытался пристроиться к ней сзади, обнимая руками ее большую, пышную попку, стараясь не мешать ее отдыху, я смазывал ее дырочку кремом, входил в нее и осторожными движениями массировал стенки ее влагалища своим членом. Когда она однажды заговорила о нетрадиционном сексе, у меня это вызвало недоумение, но она успокоила. Она спросила, мог бы я трахнуть ее, скажем, стоя на столе посреди комнаты? Я это сделал. Потом она подставила свою пухлую, большую писку в кухне, покручивая попкой в коротеньком халате. Потом села мне на член, когда я стоял в коридоре. Потом пошла со мной в душ и там, стоя под струями воды я целовал ее мягкие губы, по которым струилась вода, раздвигая их языком, дотягиваясь им до ее клитора. Потом мы поехали к друзьям и она позвала меня с собой в туалет, где в не такой уж необычной позе, сидя на крышке унитаза, я принял ее, усевшуюся сверху на мой член. Мы целовались, а она скользила на моем члене, выбирая такое положение, при котором мой член будет сдвигать в стороны твердую грушу ее матки. Мы много выпили. И, когда утром уезжали от них, она подставила себя прямо в подъезде. Потом, когда мы однажды ехали на занятия, она вдруг залезла вне в штаны и стала дрочить, а потом приподняла платье и всунула член в свою щель. Потом в парке она уложила меня на спину, вынула член, раздрочила и села на него сверху, накрыв юбкой. При этом ее подружка стояла неподалеку и смотрела, как мы занимаемся сексом. А однажды в метро она спросила, не мог бы я уговорить стоявшую рядом с нами девушку, чтобы она согласилась отдаться. Я отказался. Но все это было еще не экстра. Однажды она с подружкой уехала с утра и сказала, что у них сегодня ответственный день, много работы, будут лабы. Когда я проходил мимо и заглянул в ту аудиторию, где она должна была быть, аудитория была пуста. Я прошел в лаборантскую и увидел их с подружкой, сидящих с лаборантом и преподавателем. На столе были рюмки и конфеты, а они сидели несколько свободно, расстегнув кофты и блузки. Потом в один из дней она сказала, что у них сегодня серьезные лекции и практическая. Они уехали с утра, а я должен был ехать ко второму часу первой пары. Время в запасе было. Я поехал не на метро, до которого надо было идти дальше, а сел на проходивший мимо трамвай. Я проехал три остановки. Ехал к четвертой и вдруг мне показалось, что около одного из кафе я увидел знакомые фигуры. "Не может быть,- сказал себе я,-они на занятиях." Но и ошибиться я тоже не мог. Я вышел из трамвая и пошел назад, к кафе, где, как показалось, я видел ее с подружкой, а неподалеку стояла группа мужчин и разговаривала то ли между собой, то ли с ними. Их пальто были расстегнуты, что тоже было немного странным. Я свернул за угол и... никого не увидел. "Зашли в кафе,-мелькнула мысль. Я прошел метров 40 и открыл дверь в кафе. Их там не было. Я вышел, прошел до конца улицы, посмотрел по сторонам-никого. Показалось. Наверно. Но кто-то же стоял у кафе! И куда они все делись? Не было ни группы мужчин, ни двух девушек. Я решил пройти еще квартал, возвращаясь назад. Быстрым шагом, каким они никогда не ходили, я приблизился к перекрестку. Мне показалось, что на той стороне мелькнуло что-то знакомое и скрылось во дворе одного из домов. Я уже не был уверен твердо, но решил пройти, посмотреть. И снова никого не увидел. Тогда попытался включить логику: навстречу мне никто не попался. Значит они идут в общагу. Значит у них что-то изменилось. Раз я их не увидел, значит они пошли по другой улице. Быстро они ходить не любят. Возможно, я ошибся, но это маловероятно. Я уже хотел позвонить, и тут обнаружил, что забыл мобилу в комнате. Я решил вернуться в общагу, все равно я уже опаздывал на занятия. Забрать мобилу и заодно, убедиться, что это были не они. Мне оставалось пройти еще две остановки. Я быстрым шагом двинулся к общежитию. Подходя, я еще раз осмотрелся, не покажутся ли они. Нет, некого не было. Я поднялся на этаж, взял мобилу. Проходя мимо вахты взглянул на доску. Ключа от их комнаты на доске не было. Значит все таки дома. И, наверно, звонили, чтобы предупредить, а ты не услышал. К тому же, еще и разряжена. Я решил подняться и сказать, что не ответил, потому, что села батарейка. Вообще они живут в комнате вчетвером. Но одна болела, у другой был свой ключ. В общем, я поднялся и, подходя к двери услышал мужские голоса. Я не понял, что бы это значило, кому могли отдать ключ от чужой комнаты. Я решил зайти к подружке. Она жила в другой комнате. Там было тихо. Я спустился к себе. оставил вещи, но решил все таки подняться и посмотреть, кто же там в комнате, и что за мужики. Подошел к двери. Она была уже приоткрыта. Я зашел в коридор, который от комнаты отделяла раздельная занавеска, прошел к входу и тут услышал ее голос, веселый, довольный, смеющийся. И тут меня впервые вдруг охватило сомнение: правильно ли я делаю? Я еще ничего не обдумал, ни, тем более сопоставил, просто я привык заходить уже, практически, без стука и сомнений. А тут вдруг как будто что-то тормознуло. Но, поскольку я отступать уже не привык, и находился, практически, в полушаге, решил зайти. Хотя бы сказать, что телефон разряжен и заряжу только через пару часов, но тут услышал знакомое:"А наливай,- и остановился в нерешительности, уже потеряв ту уверенность, которая была еще секунду назад. Я стоял, глядя в просвет между занавесками, видел ее профиль. Она сидела за столом и протягивала кому-то бокал. Я колебался еще пару секунд. И тут в коридоре раздался звук шагов. Шаги были незнакомые и приближались, но я думал почему-то о том, что я пока ничего не могу понять. И понял, что шаги направляются сюда, когда они остановились у двери. Ну конечно! Весь этаж на занятиях. Открыта только эта дверь. Хорошая ситуация-кто-то незнакомый сейчас войдет... Надо или заходить в комнату, но там тебя не ждут, или... навстречу входящему... и что подумают? Я быстро открыл дверь шкафа и шагнул внутрь, сдвигая пальто в сторону. В ту же секунду открылась дверь, кто-то вошел. Щелкнул ключ,закрывая дверь. "Ладно, сейчас пройдет, и я выскользну,-на душе было тревожно и противно. Шаги прошли мимо шкафа. Раздался возглас:"О, Зори, где ты был? Заходи!" "Когда она успела напиться?-подумал я,-она так себя ведет уже после хорошей дозы... Я приоткрыл дверь шкафа. Мужик подошел к столу, нагнулся, поцеловал ее в щеку. Всплыла утренняя картина: около кафе стояла толпа... Все таки это были они! Где ее подружка? Я открыл дверь шкафа, и тихо шагнул к выходу. "Это без меня..." Но дверь была закрыта, а ключа в ней не было. В это время раздался тост:"За дам! За прекрасных дам!" Это нам известно. Я стоял у двери, не зная, что делать. В это время она спросила:"А ты дверь закрыл?" "Да, закрыл, вот ключ, у меня." "Ну, тогда наливай!" Снова послышалось бульканье. Да, ситуация. Что я им скажу? Ладно, побухают и разойдутся. Я вернулся в шкаф. Пересижу. А то подумают-шпионил. Я прикрыл дверку и откинулся к задней стенке. В это время другой голос произнес:"Ну, что, может начнем? Попросим хозяйку?" О чем это? Я наклонился к дверце. В щель было видно большую часть комнаты. Занавеска была уже откинута. Она сидела за столом и медленно расстегивала кофту. Потом встала, сняла ее, повесила на спинку стула. Расстегнула блузку, вытянула ее из под юбки... Повесила следом. Так же неспешно расстегнула на юбке молнию. Подняла руки. Юбка сама упала к ногам. Мужики восторженно загудели. "Что она делает? Ну, дура!" Она подхватила пальцами комбинашку и медленно поднимала ее снизу вверх, обнажая себя снизу. Пот показались трусы, живот, бюстгалтер... Она крутнула на пальце сорочку и кинула ее на кровать под одобрительный гул зрителей. Постояла."Есть желающие помочь?Ю-спросила она. Подошли сразу двое. Один расстегнул лифчик, они взяли его с двух сторон и медленно потянули вверх, освобождая взорам ее большие груди, слегка свесившиеся книзу. Большие розовые пятаки смотрели на восторженных зрителей крупными, слегка торчащими сосками. Помощники почти одновременно склонились к ее грудям и чмокнули, каждый в ту, которая была с его стороны. Подхватили пальцами резинку трусиков на бедрах и потянули вниз. Я стоял с отвисшей челюстью и не верил глазам! Она сама устроила стриптиз с полным оголением, да еще и с помощниками! Значит она сама... И нет никакого смысла дергаться. Ладно. Хуй с ней! Посмотрим, что она потом скажет! В висках стучало. Сердце бешено колотилось. "Вот тебе и случай!.." Кружевные трусики поползли вниз, открывая каштановый треугольник волос! Раздались аплодисменты. Наконец трусики показались на пальце одного из помощников. Он тоже крутнул их и кинул на стул. Склонился к ее бедру и поцеловал. В это время к ним присоединился третий. "Сколько их там?" Он встал сзади, запустил руки под ее руками и приподнял снизу ее большие, тяжелые груди. Кто-то из оставшихся сдвинул стол к стене, так, что из поля зрения исчезла одна его часть, зато стали видны еще те двое, которых до этого не было видно. Они отодвинули кровать от окна ближе к средине. Один из помощников уже целовал ее грудь, поддерживая ее двумя руками. Другой последовал его примеру. Третий сзади ухватился за ее большие, пышные ягодицы. Четвертый приблизился к ней и поцеловал в губы. И она ответила ему долгим поцелуем, во время которого он опустил руку и взял ее снизу между ног, накрывая рукой нижнюю часть каштановых волос. А пятый уже снимал брюки, укладывая их на стул. Следом легла рубашка, майка, трусы. Он предстал перед ней во всей красе: волосатые руки, волосатая грудь.. Даже на плечах росли волосы. Его член гордо вздымался спереди, поднимаясь к животу. Тот, с кем она целовалась, отодвинулся и стал раздеваться. За ним последовали и другие, кидая одежду на стол и кровать, стоявшую у стенки. Она взяла первого за член, провела по нему рукой, сжала и скользнула рукой вниз, обнажая головку. Наклонилась и взяла залупу в рот. У меня внутри все оборвалось. Она же никогда не брала в рот! Лучшее, что она могла сделать-это поцеловать головку, и все! Это было похоже на дурной сон. Все происходило и здесь, и не здесь. Но это было реальностью. Второй подошел сзади, раздвинул пошире ее ягодицы, заглянул туда, довольно ухмыльнулся, пристроился, направляя член рукой и плавно двинув вперед бедра, довольно поднял лицо кверху, прикрывая глаза. Я физически почувствовал, как его залупа раздвигает большие, нежные валики ее пухлых губ, входит в щель, раздвигает стенки и, скользя по ним приближается к донышку! Он взял ее руками за бока и плотно прижался к ее заднице. Уперся! Она выпрямилась. повернулась к заднему лицом. Его член выскочил из нее и вздыбился в боевой стойке. Она наклонилась к его члену и, придерживая рукой, взяла в рот. В то же мгновенье тот, к кому она повернулась спиной точно так же раздвинул пошире ее задницу руками, придвинулся к ней, и, направив член в приоткрытые губы ее киски, вошел в нее быстро и точно! Она снова выпрямилась, толкнула стоящего перед ней на кровать. Он сначала сел, потом лег. Она шкгнула следом, взбираясь на кровать, встала над ним, присела, оттопыривая большую задницу с раскрывшимися булками назад, взяла член лежащего своей рукой, направила в свою щель и плавно села, опускаясь на самые яйца! Мужики, успев уже раздеться, одобрительно загудели. Тот, который был первым, шагнул следом за ней, присаживаясь позади. Она приподнялась. Лежавший взял ее сначала за груди, потом за шею и притянул к себе. В это время задний быстро направил член между ее пышных ягодиц, прижал залупу к ее шоколадному пятнышку, темнеющему между белых ягодиц и мощным нажимом втиснул залупу внутрь. Она повернула к нему голову, но в это время к ней с этой стороны подошел еще один мужик, вщял одной рукой за голову, другой придвинул свой хуй к ее рту и несколько раз стукнул залупой по губам, притягивая рукой поближе ее голову. Она открыла рот и его залупа скрылась в нем. В это время с другой стороны, от окна зашел еще один мужик. Он взял ее за руку, вложил в нее свой член, положил на ее руку свою и принялся плавно двигать ее по члену. Ири, у которого она сосала, не вынимая члена, взобрался на кровать, встал ногами на края кровати, над головой лежащего и, придерживая ее своими руками за голову, принялся ритмично насаживать ее на свой член ртом. в это время на его место, где он стоял, встал оставшийся, только что бросивший трусы на стол. Он тоже взял ее за руку, вложил в нее свой член, сжал ее руку своей и принялся дрочить, скользя по своему члену ее рукой. Во мне вдруг вспыхнуло желание выскочить, схватить стул и поразбивать им тут головы. Но я тут же спросил сам у себя:"И что? причем тут они? Она же сама!.. Ты же сам все видел!.." И снова какой-то ком покатился вниз внутри. Опершись на спинку кровати, держа ее двумя руками за голову, мужик ритмично насаживал ее на свой член. Два других стояли с боков, уперев руки в бока, а она держала их за вздыбленные хуи и дрочила, дергая руками. Тот, который пристроился сзади, пытался встать поудобнее. Наконец он встал одной ногой на кровать, другой на пол и смог, наконец нормально начать долбить ее в тугую, шоколадную дырочку, всаживая член по самые яйца, шлепая бедрами по ее жопе. И при каждом толчке она сдвигалась вперед, надеваясь глубже ртом на один член, и соскальзывая с другого, лежавшго под ней и всунувшего свой член в ее пизду первым. Вдруг задний громко зарычал, поднял лицо кверху и сразмаху всадив член в ее жопу до упора, замер. Все остановились. Он отодвинулся, взревел и снова всадил в нее свой хуй. "Ну, вот, один уже кончил,-подумал я. А он выдернул член из ее попки и брызнул еще не слабой струей ей на спину и ягодицы. Потом еще, еще. И, наконец, стряхнув последние капли, отошел в сторону. Его место занял тот, что стоял у окна, которому она дрочила. Она хотела что-то сказать, но передний лишь сильнее притянул ее голову, натягивая на свой член. И, вероятно, глубоко, потому, что она поперхнулась, издала какой-то бекающий звук, закрутила головой. Он отодвинул голову назад, но не выпустил. В это время в ее жопу въехал новый член и с новыми силами принялся долбить, полируя ее анус. В это время передний вдруг застонал, скорчив гримасу и снова насунул ее на свой член глубже, чем ей моглось. Она уперлась в него рукой, отодвигаясь назад, но он двигул бедрами, двигаясь следом за ней. Она снова замотала головой, делая глотательное движение, отвернулась в сторону, выпустив член изо рта и новая струйка спермы догнала ее, перелетев через голову, ложась на плечо, на прическу, на лицо. Она зажмурилась и отвернула лицо в другую сторону, а он продолжал поливать, стреляя на плечо, на ухо. Когда он закончил, на его место встал тот, кому она уже не дрочила, а просто держала за хуй. Он быстро встал на кровать и заправил свой член ей в рот. Она пыталась отвернуться, но нижний помог, придерживая руками ее голову. На него не попало только потому, что он сдвинул голову в сторону, а член был близко к ее лицу. И снова сильные руки притягивали ее за голову, ритмично насаживая ртом на большой член. "Ну, еще с пол-часика,-подумал я, и можно попробовать выскользнуть. Я даже не догадывался, как я ошибся!Мужики поочередно кончали в нее и на нее, поливая ее спермой. Было видно то удовольствие, которое они получали при этом. Наконец остался один, который лежал под ней. Мужики подошли к ней с боков и принялись помогать, поднимая и опуская ее на член своего собрата. Она оттолкнула их, плотно уселась на член и принялась крутить попкой в разные стороны. Мужики снова одобрительно загудели. И через есколько минут нижний, усиленно мявший ее большие сиськи, зарычал, напрягся, изгибая спину, поддавая снизу членом. Она села, расслабившись, вытягивая ноги ра плечи лежащего. Они помогли ей встать. Она улыбнулась, размазывая сперму по лицу:"Ну, что? Кто в этом доме наливает? а ну к столу!- и скинув со стула вещи на кровать, села, придвигаясь к столу, развесив свои большие аппетитные сиськи на груди. Послышалось бульканье. Они выпили. Раз,другой. Да, пить она могла. Много. Не каждый мужик мог ее перепить. Она выпила, чем-то закусила. "Молодцы!-она схватила за член стоявшего ближе к ней,-и ты-молодец,-протянула руку к другому,-и ты-молодец!" Они снова сгрудились около нее. Кто-то мял сиську, кто-то другую, кто=то пристроился на полу перед ней, раздвинув ноги и орудовал там руками. Кто-то снова вложил хуй ей в руку и она принялась его возбуждать столь банальным способом. Потом ее снова уложили на кровать, задрали ноги и один расположился сверху. Теперь дело пошло медленнее. По второму разу все длилось гораздо дольше, да еще и по очереди. Правда дырочку для слива спермы они выбирали сами, как она не возражала. И второй, пригнув ей ноги к ушам, всунул хуй снова в ее шоколадную дырочку. При этом он поначалу всовывал его на всю длину, а потом вдруг стал двигать короткими толчками у самого входа и быстро разрядился, кончив внутрь. Один подошел сбоку, повернул к себе ее голову и вложил член в рот. А в это время на нее сверху снова лег очередной клиент. Наблюдать за всем этим однообразием было утомительно и больно. Солнце светило уже прямо в окно. Закончив, они снова сели за стол, продолжая постоянно лапать ее груди, задницу. Отдых затянулся. Разговор ни о чем сводился к мастерству и размерам присутствующих А они восхищались ее красотой и размером сисек, периодически целуя их. Потом она встала. Ее наклонили и стали входить в нее сзади. Снова по очереди. Но кто-то снова пристроился спереди. Правда, только для того, чтобы обрести боевую форму. После чего зашел сзади и добросовестно отработал свои пол-часа, может больше, шлепая ее по ляжкам. Когда в нее всунул свой хуй последний, первый уже снова дрочил, намереваясь сменить товарища. Процесс затягивался. Они сменяли друг друга, уже переложив ее на кровать. Она молча принимала их в себя, уже просто расположившись по удобнее, предоставив им самим возможность долбить, как захочется. В это время раздался стук в дверь. Они затихли. Но из-за двери донесся знакомый голос:"Да свои, свои". Это был голос ее подружки. Худенькая, миловидная, она вошла в халатике, в сопровождении трех парней. "Ну, вот, вы спрашивали, где сиськи,- у нее действительно были очень маленькие груди-первый, ну, может, пол-второго. Плоская, худая, она, тем не менее, была привлекательна и с хорошей фигуркой. Я тоже на нее поглядывал, но, поскольку дружил с ее подружкой, то не позволял себе даже словом цепляться, не то, что руками. Она прошла к столу. Ей тут же налили рюмку. Она посмотрела на кровать, на которой шла активная ебля. оставшиеся сразу обратили к ней свои взоры, а пришедшие, увидев голые груди лежавшей, сразу подсели к ней. Раздеваясь в процессе ощупывания и сразу присоединились к процессу. А сидевшие за столом тут же набросились на худышку, сняв с нее халат и примериваясь к ее маленькой кругленькой попочку. Надо признать, попка, хоть и маленькая, была красива и аппетитна. Худышку тут же наклонили к столу и первый член сразу же вошел в ее киску. Она приняла его с улыбкой, буднично и просто. Ее несколько раз переставляли, заставляя опираться то на стол, то на стул, и, наконец, подвели к кровати, на которой ебли ее подругу. Она наклонилась над ней и не очень трезвым голосом произнесла:"Ну вот я к тебе и пришла. Теперь нас ебут вдвоем. Или двоих..." И тут же один из парней придвинул к ее рту свой член. Она попробовала взбрыкнуть, сказав:"Неее, я не по этим делам!- но член тут же вошел в ее рот, не дав закончить фразу. Она попыталась освободиться, но крепкие руки удержали ее от этого, как показалось, опрометчивого шага. И через полчаса капельки спермы появились на ее лице. А вновь прибывшее подкрепление уже вовсю трудилось над дырочками ее полненькой подружки, вдалбливая в нее сразу два члена. Когда они, наконец разрядились, все снова собрались у стола. Но снова руки постоянно скользили то по сиськам, то по ляжкам девчат. Снова включилась наливайка. Снова наступил перерыв, но уже минут через 15 снова чья-то волосатая жопа мелькала, двигаясь около белых бедер девчонок. Уже стало темнеть. В коридоре раздались голоса вернувшихся с лекций жильцов. "Ну, мальчики, вам пора. Время,-и худышка снова попыталась надеть халат. Но прежде, чем она это сумела сделать, еще два хуя успели побывать в ее письке, продлив расставание еще на час. Большинство мужиков уже были одеты. Оставшиеся быстро собрались. долго искали ключ от двери. Оказалось, его уронили в банку из под шпрот. Худышка вышла в коридор, убедилась, что там никого, дала знак. Мужики дружно повалили к лифту. прикрыв за ними дверь, худышка вернулась в комнату и упала на свободную кровать. На другой совершенно голая, лежала подруга и отдыхала от бурно проведенного времени. "Ну, ты как?-спросила худышка. "Заебали! Всем нужна моя бедная жопа! Блять! И каждый хочет проверить мои гланды. Но, вообще, ничего. Жить можно." "То же самое. Сразу, подавай им все сразу! Как голодное Поволжье, накинулись, и давай!.. И в пизду, и в жопу. Накормили на пять лет вперед. Я столько спермы никогда сразу не глотала. Но, надо сказать, пару раз я поймала кайф. Так хорошо продолбил! Думала в желудок вдует!. И ка ты с такой оравой тут разбиралась? Или они караваном?" "Ага! Жди! Накинулись, как голодные волки. Как будто никогда баб не ебали. Никогда титек не видели. Оттянули, наверно до пупа! Но ебали неплохо. Поначалу. А потом уже так, ебли, чтобы кончить. Всю всермой залили!" "Да, это такое лекарство, которое одинаково полезно и внутрь, и для наружного применения.". Их голоса стали затихать. И вскоре они уснули. Я осторожно вышел из шкафа, открыл дверь, плотно притворил за собой и пошел к себе. Товарищ, с которым я жил в комнате, удивился, когда я вошел без куртки. И вообще, дверь была открыта. Я ничего не сказал. Достал бутылку водки из шкафа. Налил стакан и залпом выпил. Потом налил ему, себе... Первые мысли появились в чугунной голове через три дня. И снова свет погас. Еще на пару дней. Потом душ, потом свежий воздух. Но тяжесть на душе не проходила. Постоянно маячили перед глазами сексуальные картины. Встретился с ними через несколько дней перед началом занятий. Я не знал, о чем говорить, не знал, как себя вести. Только потом сообразил, что они не знают, что я знаю. К тому времени, хоть еще и скребли кошки, но уже не было острой боли в душе. Она тупо ныла во всем теле, в каждой клеточке. И несколько месяцев обходились обычным:"Привет". Хорошо, что хоть у них не было желания пообщаться. Хотя пару раз было, но я соскользнул. Чем вызвал повышенный интерес. И худышка попыталась как-то прояснить обстановку. Потому, что пышечка, услышав холодок в голосе, ушла и больше не подходила. Это уже не было похоже на наше обычное до этого поведение. И это было им интересно. Они не знали, что мне все известно. Они были уверены, что никто ничего не знает. И не могли понять причину моей внезапной холодности. Это вызывало повышенный интерес и с небольшими интервалами худышка продолжала искать пути сближения. И однажды ей это удалось. К нас было небольшое застолье. Я уже пьяный, в полудреме, лежал в кровати. Друг ушел к подружке. Я был один. И пришла худышка. Она помогла мне раздеться, приласкала, попросила налить ей. Пришлось с ней выпить. Это происходило уже месяца четыре спустя, после тех эротических событий. Она стала жаловаться, что надо подогнать некоторые предметы, что не стало никакой личной жизни, что вообще ее в последнее время все обижают, включая меня. Я был удивлен до крайности! Я ничем ее не обидел. Мы даже почти не общались. А она уже прилегла, подкатилась под бочок, стала ластиться, подставляя голенькую попку. И я уступил, помог ей снять халатик и разложил во всей красе, покрывая поцелуями и ласками, посетив все ее дырочки, заставив бешено дергаться от настойчивого куни. потом мы долго целовались, лаская друг друга. И она вдруг каким-то чужим, севшим, серьезным голосом сказала:"Ты все знаешь." Это был не вопрос, как она раньше пыталась выяснить, что произошло, на что я отвечал односложно:"Ничего. Все нормально, Просто занят. Просто она отдалилась." А тут это было произнесено не как вопрос, не как предположение, а как утверждение, убежденно и твердо. "Я не знаю, откуда ты знаешь,-дополнила она, я не знаю, как ты это узнал, но я знаю, что ты знаешь!" Она сказала это тихим, но твердым голосом, глядя в потолок, будто разговаривая сама с собой. Я попробовал возразить, сказав, что мы с ней почти не общались все это время. Только "Привет!" "Привет!". И все. Она мне ничего не говорила на эту тему. " На какую тему?- и я понял, что чуть не проболтался. "На тему охлажденных чувств,-увернулся я и попробовал погладить ее маленькие грудки, взлохматить волосы внизу живота. Но она не отреагировала, и снова еще тверже произнесла:"Она тебе не могла ничего сказать. Но вот сейчас я твердо уверена, что ты все знаешь." Я попробовал перевести разговор в шутливую форму:"Ну, откуда ты можешь это знать, что я знаю, если я сам не знаю, что я знаю." Но она тут же добила меня увесистым аргументом:" Ты бы никогда не лег на меня. Ты даже целоваться со мной боялся, пощупать не мог, не то, что выебать. А тут вдруг... Да так нежно, так ласково, да не один раз! Мы сколько раз пытались тебя проверить, сколько раз я пыталась тебя завлечь, ты не велся. А тут вдруг нате вам, здрасьте!." "Так я же пьяный!-пытался я найти веские доводы, потому, что ее рассуждения были более чем убедительны. Она была права! Но она усмехнулась:"Можно подумать! Пьяный и один раз не сможет, а ты уже три! Ну, ладно, колись. Я ей не скажу. Я не спрашиваю-откуда! Ты скажи, знаешь ведь? Только не ври. Ты врать не умеешь. И врать нехорошо,-она стала давить на точки. Но как объяснить, что я знаю? И я снова увернулся:"Ну хорошо, знаю, знаю, только ты скажи-что? Чтоб я не мучился в догадках." Ладно не виляй. Я все равно знаю, что ты знаешь. Я теперь в этом убеждена на 110%, как бы ты не вилял. Ты бы никогда, ни за что не лег на меня, если бы не знал. И я тебя все равно на чистую воду выведу." В этот момент я вспомнил, как стоял в шкафу, как хотел поразбивать им головы стулом, как они драли ее во все и вся, как потом вошла она в сопровождении трех кавалеров, как потом набросились на нее и тоже отъебали во все дырочки. И как это все объяснить? А она была такой привлекательной сейчас. И, задумавшись, я машинально прошептал вдруг севшим голосом:"Не выведешь." И она вдруг сама со мной согласилась:"И правильно, и не буду. Ни к чему оно. Так, блажь нахлынула. Экспериментов захотелось,-сказала она словно самой себе, подчеркивая этим, что она права в своем убеждении, что я все знаю, и что заронила мне в душу маленькую каплю оправдания, объяснения тому произошедшему, разрушившему мои надежды. Она понимала, что в такой ситуации возврата уже не будет. Возможно, его и не будет после ее объяснения этому поступку, но обстановку немного разрядит и смягчит отношения. Уже смягчило. Хотя бы в том, что мы лежим вместе и доставляем друг другу удовольствие. "Я пока не буду ей говорить, что мы были вместе,-продолжила она, очевидно, давая мне время обдумать ее объяснение случившемуся, что сподвигло их на такие подвиги, и возможному потеплению отношений. Я ничего не ответил, навалился всем своим весом на ее худенькое, но выносливое тело и принялся ее целовать. Она ответила тем же. Но когда ухожила, сказала:"С тобой хорошо,-поцеловала, и добавила,-а она скучает." Если кому интересно, могу добавить, что отношения наши прежними не стали. Хотя я много думаю и о случившемся, и о взаимоотношениях людей вообще, и с ней в частности. Ведь я сдружился с ней, она уже была не целкой, но я не зацикливался на том, кто, где, как,когда и сколько раз ее ебал до меня. А тут... Ну, а если бы я не знал всего этого? Как бы я себя вел?" Подобные мысли часто приходят в мою голову. И, хотя прежних чувств нет, отношения потеплели. Мы даже пару раз переспали. Правда, после очередного застолья. Но все равно это ничего не изменило. Я с худышкой за это время переспал гораздо больше. Хотя ведь она тоже была там! И ее тоже ебали те же самые мужики и ничуть не меньше, и точно так же, в те же дырочки! Но с ней мне почему-то спокойнее и приятнее. Пока вот так...
Аватар пользователя squirtwife

Опубликовано вс, 12/25/2016 - 16:02 пользователем squirtwife

отличная фантазия у девушки. и более того это вполне выполнимо. я собираю группу мужчин для подарка на 8 марта своей любимой жене группа всего из 4-х мужчин и одного фотографа и еще одна помощница жены на поддержку эрекции возможных отстающих )) так же она страпонесса, поэтому минимум один парень будет трахнут. так что собираем бисексуалов. ухоженных, неманерных парней, не качков. в возрасте от 30 до 50 лет. так вот если прилетишь в Пятигорск 8 марта, будет тебе исполнение желаний)) и

Напишите комментарий