Пошлые разговоры во время секса, делают секс более качественным и приводят к сильному оргазму

Нажмите на фото: 
Сиськи девушки, которая любит пошлые разговоры в сексе.
Мастурбация девушки, которая любит пошлые разговоры в сексе.

Мы с мужем регулярно читаем ваш сайт и нам нравится читать то, как другие люди делятся своими переживаниями и смелыми поступками. Это нас возбуждает и иногда даже вносит в наши сексуальные отношения некую искорку страсти. К примеру, недавно я обнаружила, что мне нравится заниматься сексом и одновременно разговаривать. Мне нравится заниматься этим громко. К нам эта идея пришла после одной прочитанной истории одного из ваших пользователей. Всякий раз, когда мы занимаемся сексом и разговариваем, я испытываю сильный оргазм. Мне нравится, когда мой партнер говорит, что и как я должна делать. Это так возбуждает. Я обнаружила, что вне постели при разговоре с мужчинами я довольно застенчива, чего не скажешь обо мне во время секса, когда я полностью раскрепощена. Я люблю знать о предпочтениях партнера во время секса. Я считаю, что разговор во время секса играет важную роль в его качестве.
 

4 комментария on "Пошлые разговоры во время секса, делают секс более качественным и приводят к сильному оргазму"

Аватар пользователя Самэл

Опубликовано вс, 11/03/2013 - 22:49 пользователем Самэл (не проверено)

Просто богиня. Я восхищен до глубины души. Божественна.
Аватар пользователя Самэл

Опубликовано вс, 11/03/2013 - 23:02 пользователем Самэл (не проверено)

Как же эта женщина прекрасна....)
Аватар пользователя ЯЯ

Опубликовано сб, 11/29/2014 - 04:40 пользователем ЯЯ (не проверено)

Ты прелесть
Аватар пользователя Алл

Опубликовано чт, 03/12/2015 - 01:18 пользователем Алл (не проверено)

Не могу сказать, что я отношусь к числу таких любителей. Я не люблю комментировать, или говорить во время секса. Не знаю, почему. Отвлекает что ли. Для меня гораздо важнее приоритет жестов. Нет, я не против проявления эмоций. Но эмоции проявляются по-разному. Что ж, если кому-то нравится разговаривать, или комментировать, то пожалуйста. Например, у нас есть одна девушка, с которой очень приятно. Она чувствует и понимает малейшее прикосновение и всегда все делает правильно. Очень редко, когда с ней приходится произносить слова. Но эмоции!!! Они у нее просто фонтанируют! Просто плещут через край! И это сразу чувствуется и передается партнеру. Это как вальс с хорошей партнершей. Она тоже в жизни тихая, спокойная, стеснительная. Худенькая, скромная. Не то, чтобы незаметная, но не выпячивается. Может немного поговорить, когда выпьет лишнего. Зато потом все утро молчит, глаз не поднимает и старается спрятаться за спины подруг. Она почти никогда не ругается. От нее мат можно услышать оччень, очень редко. И то, как я уже говорил, в состоянии подпития. И разговоры на русском матерном ей не нравятся. Она даже замечание делает, когда ребята начинают базар с ненорматом. "Ну, что, вы не можете без мата обойтись? Просто поговорить. Разговор ни о чем! А у вас сплошь матюки. Ну, понятно бы было, если бы команда гол пропустила, или готовился, а получил неуд..." Только одному человеку она никогда не делает замечаний. У нее есть две подружки. Одна, правда, тоже под настроение и после употребления перестает совсем стесняться. И может громко и отчетливо при большом скоплении народа доходчиво пояснить, чего она хочет. И эти моменты у нее всегда точны, ярки и эмоциональны. Хотя в повседневном поведении она тоже больше молчит, или разговаривает нормально. Она может сделать увлекшимся ребятам замечание, но бывает это очень редко, и то, когда присутствуют посторонние люди. А когда все свои, то, кажется, что она этого просто не замечает. Другая наоборот, разговаривает тихо, немного быстро, но при этом сыплет матом через слово-два, как связку, как эпитеты, как гиперболы, метафоры и просто как обычные слова. Но разговаривает так в основном, только в девчачьей компании или среди своих. Но, когда в кругу парней, то молчит. А если и говорит, то вполне нормативно. И я вдруг сделал для себя открытие: оказывается они, и не только они, есть еще некоторые девочки, которые или сами разговаривают во время секса, или любят, когда говорят мужчины.Например, одна девушка, не маленькая. Крупная такая, но не толстая, хотя с большими сисями и широкой попой. Она метр семьдесят пять и с широкими бедрами. Она обожает трахаться. И, когда ей хорошо, она постоянно приговаривает:"Ой, как хорошо! Ой как приятно! Оеееей!" И в таком духе. Но говорит она такое только когда идет раскачка, разогрев. Когда она уже разогрета и завелась, она закрывает глаза, запрокидывает голову и быстро так, отрывисто, как бы хриплым шепотом но громко произносит:"Ой, хорошо! Ой! Ой! Еще! Еще!" А когда уже волна подкатывает, она уже совсем коротко так:"А! А! Ааааа! А! Ой! Ой! Мммм!!! А!! А когда волна уже накрывает ее, она замолкает, напрягается, словно старается стерпеть, но у нее не получается, и тогда она с шумом выдыхает, быстро набирает воздуха и снова, будто ныряет глубоко под воду, снова молча держит воздух в себе. Потом снова с шумом "открывает кран", вдох-выдох, вдох-выдох, снова набирает воздуха, замирает и начинает дергать ногами. Это значит, что ее накрыл оргазм. Потом она с шумом выпускает воздух, часто, часто дышит, а отдышавшись и немного успокоившись может плавно так протянуть:"Ой, как хорошо!" И лежит, отдыхает до тех пор, пока ноги дергаться не перестанут. За все время я только один раз услышал от нее мат во время секса. Вообще, она -девушка разноплановая. И, вообще, при всей ее мощной фигуре, она весьма гармонично сложена. Большие груди и широкие бедра прекрасно сочетаются с ее ростом. При этом у нее очень красивая пися, и даже слегка выступающие тонкие губы между большими, пухлыми валиками ее не портят. И ее внутренняя часть является как бы продолжением наружной. У нее большое влагалище, но оно замечательно работает в процессе. Кроме того, ей можно поднять ноги, даже приблизить пятки к ушам, въехать в нее на всю длину на хорошей скорости и она все это прекрасно переносит, в отличие от других, в которых даже при слегка раздвинутых ногах и чуть согнутых коленях нельзя войти резко на всю длину: им становится больно, когда головка упирается в донышко. А ей-ничего. И только однажды за все время я услышал от нее мат во время секса. У нее есть фишка. Да, я говорил про разноплановость. Так вот, эта разноплановость зависит от ее настроения, внутреннего состояния. Иногда она может пообниматься, поцеловаться и все. Ну, если ты при этом завелся, может сделать тебе минет. Если не хочешь, может, конечно и подставить, но при этом просто подождать, когда ты кончишь. Иногда ей нравится сам процесс, и тогда она может очень долго ласкаться, тереться, трахаться в самых различных позах, скользить членом между губ, чтоб обязательно по клитору. И просто наслаждаться этим ощущением члена в руках, между губ, между грудей, между бедер, во рту... Может пол-часа, час спокойно лежать и наслаждаться скользящим в ней членом. А может взяться за член, поддрочить, поцеловать, и уже завелась. И тогда "Ох, ах, ой, ай" и в таком духе, пока оргазм не накроет. Что происходит довольно быстро. Но есть у нее одна фишка: она любит (под настроение), становиться перед партнером, спиной к нему, расставляет пошире ноги, наклоняется так, что, свободно ладошками в пол может упереться. Партнер входит в нее сзади и начинает долбить, а она при этом наклоняет голову к своим коленям и смотрит, как его член входит в ее писечку, а яички хлопают по губам. При этом она часто берет яички в руку, просто придерживает, и смотрит. А когда подходит время оргазма отклоняет голову вперед, закрывает глаза, берет себя руками за большие пальцы ног и... кончает! Сопровождая процесс своими "О!", и "Ммм!" А однажды, когда она была в хорошем расположении духа и получала удовольствие именно таким способом, мы вдруг услышали грохот и мат. Это было очень неожиданно. Оказалось, она приняла свою любимую позу, начала получать удовольствие от процесса, ожидая приближения оргазма, как вдруг парень, как он пытался потом объяснить, держа ее за бедра, залюбовался на ее анус, выдернул член из влагалища и всунул ей в приоткрывшуюся шоколадную дырочку! И сразу почти на всю длину. Все произошло быстро и очень для нее неожиданно. Она резко выпрямляется, бьется головой о стул, стул сдвигается, упирается в тумбочку, она бьется головой о кровать, потом выпрямляется и весь этот грохот, весь этот процесс сопровождается ее мощным голосом:"Блядь! Ссука! Вова!" Она выпрямилась, повернулась к нему:"Ну, нахуя ты так?-спросила она, сверкнув глазами,-блядь! Все испортил!" И пошла в душ. Мы сначала опешили, потом удивились,(такое мы слышали впервые), а потом рассмеялись. Нет, в попочку для нее было не впервой. Мне казалось, ей даже нравился этот процесс. Но она перед этим хорошо смазывала кремом вход и член партнера. Мне тоже нравится. Но больше только начало, самая тугая часть. И ей это тоже нравится, когда я плавно вхожу и выхожу в ее тугую, хорошо смазанную дырочку. Правда, ей нравится и когда я плотно к ней прижимался, вжимая яйца между ее широко раскрытых полушарий. Она при этом даже покачивала бедрами. Но мне там, в ее глубине, было, как в космосе, ощущение пустоты. А она, видимо, что-то чувствует и ей это нравится. А тут... Видимо, все произошло довольно неожиданно и резко. Несмотря на то, что член после влагалища бывает достаточно скользкий. И еще. Была у нее еще одна фишка: оказывается, ей нравилось, когда ее щупали в общественном транспорте незнакомые мужчины. Щупали, прижимались. Я увидел это случайно. Когда мы ездили вместе, я такого не замечал. А тут... Они уже стояли внизу, в метро, когда я только прошел турникет. Подошла электричка. Я бегом. Она с подружкой села и толпа немного продвинула их в вагон. А я втиснулся позже. Но успел. И попытался пробраться к ним, но народу было много и я сумел лишь немного приблизиться. Но мне их уже было хорошо видно. Как и им меня, но они меня не замечали. Даже не смотрели в мою сторону. И тут я вижу, как стоящий позади нее мужик поворачивается к ней передом и, берясь одной рукой за поручень, прижимается к ней. Я подумал, что сейчас он получит... (По моим представлениям, как я ее знал, мне казалось, что сейчас она ему врежет.) Оказалось, я ошибался. Вообще, в метро постоянно происходят подобные вещи. Вольно, или невольно, в толпе люди прижимаются друг к другу. И часто попадают в очень пикантные позы. Другое дело, что кому-то это нравится, а кому-то нет. (Я имею ввиду женщин. С мужиками тут все ясно!)Некоторые женщины возмущаются. Кто-громко, кто-тихо. Кто-вообще, молча, подергается, повернется и стоит. Некоторые женщины принимают смиренно, зная, что это неизбежно, а ехать надо. А некоторые, то ли пользуясь ситуацией, то ли смиряясь и используя, раз уж ничего не поделаешь... В подобной ситуации бывали многие, если не все. И вижу я, что стоит наша подруга и не дергается. Даже ухом не ведет. Вроде как ничего не происходит. Рядом стоит ее подружка, малая такая, и тоже в подобной ситуации. И тоже молчит. Смотрю, мужичок все теснее к ней жмется. Она уже над сидящими почти нависла. Тот, который сзади, ее одной рукой за бедро обнял и прижимает. А она в платье. И, смотрю, другой мужичок, который сидел, сдвигает свой портфель на одну ногу, прикрывая им обзор от своей соседки-старушки. А другой рукой ныряет прямо под подол платья. Ну, думаю, уж сейчас задергается. Очень уж смело ее... Очень уж плотно. А она стоит, будто ничего не происходит. Я обалдел. Вот это да! И малой тоже мужик сзади стоит и старательно так булки мнет. Она тоже стоит, ничего... Только щеки покраснели. Так я узнал, что она и тут получает, когда ей нравится. Но когда я попробовал встать сзади, она, конечно, не уворачивалась, но выражение лица было обычным и мы продолжали болтать, и ничего особенного не произошло. Да и меня это, честно говоря, не возбудило так уж, чтобы... Наверно, потому, что мы были хорошо знакомы и довольно близки. Можно было вечером в общаге, в спокойной обстановке лечь и потрахаться. А вот еще она любила экстрим. Тут уж мы были хоть и все свои, но, когда вокруг были посторонние люди, ее это заводило. Например, когда мы начинали целоваться в парке, и при этом ей начинали откровенно мять булки, или брать за груди, совать руку между бедер... У нее даже трусы становились мокрые. И она отвечала тем же. И за попку могла... И в штаны руку засунуть. Очень любила, когда ее обнимали сзади, прижимались, а руками брали за груди и целовали в шею. При этом она обязательно находила попой член и укладывала его между своих булок и прижималась. А вот та, которая материлась, но не постоянно, не маленькая, а та, которая метко и громко, она в постели была сдержанной. И не материлась. Пыхтела, сопела, когда уж очень невмоготу было, особенно, когда куни и долго. Она только бедра подбрасывала вверх на пол-метра и вырваться пыталась. Но не материлась. А когда членом, то и подавно. Просто получала удовольствие. А вот скромница одна, (ну, так мне показалось поначалу), заочница, взрослая женщина. И была такая привлекательная, такая серьезная. А когда мы что-то отмечали и потом они присоединились, (она с подружкой), и немного "расслабились", то стала более общительной. Щечки зарумянились, оживилась. А когда вышла в коридор и я ее в их комнату направил, даже не упиралась. Пока целовались, вела себя спокойно, хотя руками уже обнимала. А когда груди в руки взял, даже прижалась теснее. И дыхание участилось. И потом сама разделась. Только лифчик и трусы мне оставила. И пока я их снимал, она уже меня за член держала. И, как только всунул, сразу спину выгнула. И ноги, то вверх, то в кровать, то подкинет, то раздвинет. А когда я их ей под коленочки взял и к ушам притянул, задышала часто, часто и обняла за плечи крепко. А как начал долбить, тут она и заговорила. Сначала "Ой, ах! Потом, как хорошо, потом "Давай! Еще!" А куда еще, когда у нее ноги уже за ушами, а я хуй сразмаху вбиваю по самые яйца! А она приговаривает:"Давай! Еще!" О! Блядь! Хорошо! Еби ее! Еби ее! Еще! Ааа! Блядь! Хуярь! Хуярь!" Ну, я и хуярил! Да так, что, как сказала ее подружка, шлепанье яиц было слышно в коридоре, а ее матюки на весь этаж. Так она зашла и рот ей прикрыла полотенцем. А та бешенствовала, материлась, на чем свет стоит. А подружка, пока ей рот закрывала, говорит, что она вот так всегда, как выпьет, так ругается, да еще громко. И та, действительно, когда я ноги ей отпустил, так бедрами поддавать начала, что кровать загрохотала. Пришлось на пол сползти. А она и правда, как бешеная металась и материлась страшно. Хорошо, подруга помогла. Она мне предложила, но мне руками держаться надо было. И она так и держала это полотенце, прикрывая ей рот. Да еще подсказала:"Ты,-говорит,-не стесняйся, бери ее покремче за груди, она это любит, и сильнее их тяни." Не очень, правда, удобно так было всаживать. Я попробовал их к подбородку сдвинуть, но подружка говорит:"Нет, ты ей книзу тяни, ей так больше нравится!" Я потянул, подтягиваясь на них и всунул поглубже. Она как закричит:"О! Давай! Заебись!" Я, если честно, с подобным первый раз столкнулся. И даже, несмотря на выпитое, несмотря на привлекательность этой женщины, что-то у меня внутри охолонуло. Возбуждение внутреннее куда-то ушло. Остался только просто механический секс. Просто тупая ебля. Нарастания чувств не стало. А она свое:"А! Давай! Давай! Въеби! Еще!-и яростно так подмахивает снизу. А тут еще и подружка. Не просто в комнате, а рядом, помогает. Я просто не слышал, как она вошла. В общем еще минут десять мы слушали эти восторженные крики. Потом она вдруг задергала ногами, руками замахала, отталкивать стала. Я в пол уперся и поднажал. Смотрю только, как титьки ее передо мной туда-сюда мотаются. То на плечи, то на живот. И вдруг она обмякла вся как-то сразу и затихла. Я дрогнул! А подружка спокойно так говорит:"Ну, вот, кончила." Видит, я остановился в непонятке, пояснила:"Она, когда сильный оргазм получит, всегда отключается. Теперь можешь делать с ней все, что хочешь." Встала и направилась к своей койке. Я всунул несколько раз. Но трахать обмякшее тело, да еще после таких матюков... Я встал. "Что, кончил?-спросила подруга. "Нет, но как-то... Возникло какое-то сожаление. Так хорошо начиналось и так все... И тут вдруг мелькнула мысль:"А подруга?" Я двинулся к ней:"А может продолжим?" "А ты хочешь?" "Еще как,-хотя член уже наклонил голову книзу. Она встала и стала поднимать юбку. Я остановил ее и впился в ее губы. Нащупал рукой грудь. Небольшая, и не мягкая. Прижал женщину крепче. Она не сопротивлялась. Снял с нее одежду. Она только поднимала руки и забрала трусы с лифчиком. Сунула под подушку. Стянула с койки покрывало и раскинула на полу. В этот момент подруга, что бежала не шевелясь, застонала. :"Это еще минут 10. Она так проваливается, когда оргазм сильный." Я стал целовать ее, переходя с лица на шею, потом на груди, на живот, потом на бедра, потом между ними. И почувствовал ответные движения. Дыхание стало слышным, ноги подрагивали, руки легли на затылок. Я впился в ее губы, раздвигая их языком, нашел горошину, которая задергалась под ним. Сразу стало влажно и тепло. Влага все прибывала. Бедра дернулись и приподнялись над полом. Я оторвался, сдвинулся вверх. Она нащупала член и направила его между губ... Было слышно только наше дыхание и шлепанье тел. Она высоко подняла ноги и обняла меня за плечи. В коридоре были слышны голоса, шаги. Искали меня. А я продолжал долбить эту маленькую, пухленькую женщину. Мы оба взмокли, но удовольствие от общения нарастало. Она уже постанывала тихо, тихо, то раздвигая колени шире, то сжимая ими мои бока. Вдруг я почувствовал, как сжались ее пальцы на моих плечах. Коленями она сильно сдавила мои бока. Это еще больше вдохновило меня и я принялся долбить с удвоенной силой. Она пискнула, задергала ногами, продолжая коленями держать мои бока. Я сумел всунуть еще несколько раз на всю глубину и замер, всовывая член как можно глубже. И струя, не такая мощная, но все же брызнула в нее, оповещая о моем оргазме. Она обхватила меня крепче и приподняла свои бедра. Я брызнул еще пару раз и опустился на нее всем своим телом. Она с удовольствием прижимала меня к себе и целовала лицо. Я обмяк, расслабился и... отключился. Я словно провалился в какую-то яму. Проснулся оттого, что она пошевелила рукой. Мне стало неловко. "Пошли на кровать". Я встал и подал ей руку. Но едва я коснулся головой подушки, как снова вырубился. На этот раз надолго. Проснулся только через пару часов. Она лежала рядом. Ее грудь поднималась в такт дыханию. Темные соски резко выделялись на фоне белой груди. Я принялся целовать ее. Она проснулась. И мне стало опять неловко, что я уснул. Я навалился на нее, целуя в лицо, в шею, постепенно сползая вниз. Раздвинул ноги и впился в ее пухлые валики больших губ... Она застонала. А через несколько мгновений ее бедра уже высоко взлетали над кроватью. Она вцепилась руками в кровать, ее голова металась по подушке. Оеа стискивала зубы, стараясь сдержать стоны, но они все равно прорывались наружу. Наконец она хрипло выдохнула:"Все! Хватит! Не могу! Больше!". Я замер. Потом осторожно поцеловал трясущиеся бедра, дрожащий живот, груди... Лег рядом, продолжая гладить соски. И через несколько минут мы уже спали крепким сном.

Напишите комментарий